Сверхширокоугольный окуляр Meade Series 5000 UWA 14mm: просто добавь телескоп

Опубликовал | 13.04.2018

  • Цена: $129 (+ $23 за доставку)

Здравствуйте, достопочтенные читатели, и, прежде всего, поздравляю всех причастных с недавно прошедшим Днём космонавтики. И по такому случаю представляю вашему вниманию обзор товара, который способен приблизить к вам небо. В космос он вас, разумеется, не вознесёт, однако, добавив к этому чудесному предмету телескоп, вы сможете лично узреть, что творится в глубинах Вселенной, в таких удивительных и пугающих подробностях, какие совершенно недоступны миллиардам невооружённых глаз.

Почему меня заинтересовал именно этот окуляр? Начну с того, что у моего прежнего «полуобзорника» Baader Hyperion 13/68° как-то не заладились отношения с моей новой (теперь, правда, уже не очень) трубой TS APO Triplet 80/480: чуть ли не на половине поля зрения он добавлял звёздам антиэстетичные «хвостики».

Однако главной причиной, как раз и ставшей той соломинкой, что сломала хребет верблюду моего терпения, стало приобретение компьютеризованной монтировки. В докомпьютерную эпоху наведение на небесный объект я осуществлял следующим образом: сначала, глядя в искатель (то есть небольшую зрительную трубу, установленную параллельно телескопу) я находил ближайшую к объекту яркую звезду. Затем, установив обзорно-поисковый окуляр с большим полем зрения, шаг за шагом продвигался к цели, сверяясь со звёздными картами. И лишь в конце, когда цель оказывалась в центре поля зрения, я заменял слабый обзорный окуляр на более мощный, после чего мне оставалось лишь наслаждаться изысканными видами далёких скоплений, туманностей и галактик во всех подробностях.

Компьютер изменил всё: теперь от меня требовалось лишь выбрать на пульте, что я желаю увидеть, а всё остальное брала на себя хитрая электроника. Причём справлялась она настолько успешно, что обзорно-поисковый окуляр, без которого совсем недавно наблюдения были просто немыслимы, теперь требовался куда реже и использовался почти исключительно для разглядывания звёздных полей, астеризмов и наиболее обширных звёздных скоплений. Открыв для себя, как много драгоценного наблюдательного времени уходило впустую, я решил довести идею до логического завершения и покончить с тратами времени на перефокусировку.

Любые более-менее приличные серии окуляров принято делать парафокальными, то есть при смене одного окуляра линейки на другой изображение в телескопе остаётся резким и не требует дополнительной фокусировки. У меня уже было по два сверхширокоугольных окуляра от Meade и Teleskop-Service, поэтому оставалось лишь сделать выбор в пользу одной из линеек, добавив в неё окуляр с фокусным расстоянием 13-16 миллиметров. Взвесив все «за» и «против», я предпочёл «прокачать» Meade Series 5000 UWA как более универсальную, тем более, что в ней как раз существовал подходящий 14-миллиметровый окуляр.

С этим окуляром мой «большой» рефрактор Celestron OMNI XLT 120 с фокусным расстоянием 1000 миллиметров выдал бы увеличение 71.4× и поле зрения 1°9′. Такое увеличение для данного телескопа составит 0.6D, что близко к проницающему увеличению, которое обычно принимают равным 0.7D, то есть этот окуляр будет весьма хорош для рассматривания наиболее слабых объектов, доступных данному телескопу.

Тот же самый окуляр на меньшем из моих телескопов с диаметром объектива 80 миллиметров и фокусным расстоянием 480мм должен был дать увеличение в 32 раза (это 0.4D) и поле зрения 2°23′. Какого-то специализированного назначения окуляры с увеличением 0.4D не имеют, однако поле зрения более двух градусов недвусмысленно намекает, что его можно использовать как для поиска объектов на небе, так и для наблюдений. Во втором случае наиболее благодарными объектами для него станут обширные рассеянные скопления и астеризмы вроде знаменитых Плеяд и двойного кластера Хи-Аш Персея, а также почти неизвестной широкой публике «Вешалки», расположенной в созвездии Лисички и известной также под каталожными именами Melotte 111 и Collinder 399.

Именно по этой причине я и назвал его в самом начале «полуобзорным» — он хоть и не позволяет видеть столь же большой участок неба, как «настоящий» обзорно-поисковый окуляр, однако часто способен его заменить, и, при этом, успешно работает в качестве основного наблюдательного для крупных небесных объектов.

Поскольку пару предыдущих окуляров я покупал на сайте AgenaAstro и приобретениями остался доволен, неудивительно, что я вновь направился в именно этот магазин. Как и ожидалось, окуляр там имелся в наличии за свою обычную цену.

Взглянем для начала на спецификацию окуляра:

Линейка окуляров: Series 5000 Ultra Wide Angle
Фокусное расстояние: 14мм
Диаметр барреля: 1.25" (31.7мм)
Поле зрения окуляра: 82°
Резьба под фильтры: стандартная 1.25" (М28.5×0.6)
Просветляющее покрытие: многослойное
Количество линз: 7 в 4 группах
Вес: 7.6 унций (215 грамм)
Чернение краёв линз
Защитная проточка на барреле
Влагонепроницаемый корпус
Выдвижной наглазник
Парафокальность с другими окулярами линейки

Кроме того, по заведённой традиции, магазин AgenaAstro обещал от себя добавить пластиковый болт-кейс модели 65×80, который отдельно от окуляра продаётся за $5,50.

В общем меня всё это устраивало, равно как и цена в $129, поэтому я оформил заказ, выбрав самую дешёвую доставку «First-Class Package International Service» стоимостью $23. Несмотря на дешевизну доставки, ожидать пришлось всего лишь 20 дней. Прибыл окуляр в обычной для посылок с AgenaAstro коробке из твёрдого светло-коричневого картона, габаритами заметно превышающей размеры окуляра. Внутри коробки, завёрнутые в множество слоёв пузырчатой упаковочной плёнки, находились: коробка с окуляром и, отдельно, пластиковый болт-кейс.

Коробка окуляра изготовлена из твёрдого матово-чёрного картона и имеет габариты 140×85×88мм. На обоих торцах присутствуют глянцевые наклейки с логотипом Meade, названием окуляра, полем зрения в градусах и — очень крупным и хорошо читаемым даже в темноте шрифтом — значением фокусного расстояния.

Коробка окуляра, вид с торца

Снизу на коробке наклеена этикетка с указанием производителя и серийного номера окуляра, а рядом с ней — ещё одна, удостоверяющая, что окуляр был приобретён в магазине AgenaAstro.

Внутри коробки на ложе из плотного серого поролона возлежит обозреваемый пузатый окуляр собственной персоной:

Сбоку в коробку вложена памятка об условиях гарантийного обслуживания (в двух словах: покупателям, живущим за пределами США, рекомендуют отправляться к региональному дилеру):

Памятка об условиях гарантийного обслуживания

и регистрационная карточка продукта, которую предлагается заполнить, наклеить марку и послать куда-то в Калифорнию.

Регистрационная карта продукта

Однако вернёмся к нашему окуляру. В сравнении с другими сверхширокоугольниками (например, с Морфиусами или популярными Explore Scientific 82-градусной серии) Meade Series 5000 UWA 14mm – окуляр лёгкий и компактный. Весит он всего лишь 219 грамм,

высота его составляет 83 миллиметра, из которых 30 приходятся на баррель, а толщина в самом широком месте — 55,5мм. Скромный вес и умеренные габариты для окуляра — несомненное благо, ибо лёгкие окуляры не только меньше нагружают фокусер телескопа, но и почти не влияют на балансировку трубы при замене одного окуляра другим.

Несмотря на длиннофокусность, это не самый крупный окуляр среди 1.25-дюймовых моделей Meade UWA, 5,5-миллиметровый короткофокусник длиннее его на пару миллиметров, но, в общем, габариты всех трёх 1.25-дюймовых Meade Series 5000 UWA почти одинаковы. Столь сильное сходство между объективами линейки породило совершенно неожиданную проблему. Пока таких окуляров было два, для их различения мне было достаточно помнить, какой из них использовался последним и куда я его поставил. Но теперь их стало три, а поскольку и на вид, и на ощупь они практически одинаковы, не перепутать их в темноте стало существенно сложнее.

Корпус окуляра большей частью металлический, однако верхняя часть его одета в «рубашку» из резиноподобного пластика с декоративной вставкой. Если крепко взяться одной рукой за баррель, а другой — за «рубашку» и повернуть её против часовой стрелки, подвижная часть корпуса с наглазником поднимется вверх. Максимальная высота, на которую можно поднять наглазник, составляет 12 миллиметров.

Внешняя часть наглазника довольно жёсткая, внутренняя, напротив, мягкая, что, с одной стороны, позволяет точно позиционировать глаз над окуляром, а с другой — не создаёт давления на окружающие глаз ткани. В общем, я эргономику наглазника оцениваю на «отлично».

При выдвижении наглазника открывается внутренняя часть корпуса, покрытая липкой смазкой, точно такой же, какая использовалась в окуляре с фокусным расстоянием 5,5мм. Из-за этого при активном использовании окуляра сохранить пальцы чистыми было практически невозможно, поэтому пришлось взять кусочек ткани и стереть часть смазки. На плавности регулировки наглазника это никак не сказалось, а вот пользоваться окуляром стало гораздо приятнее. При этом замечу, что первый из купленных мной окуляров этой серии — Meade Series 5000 UWA 8.8mm — вместо липкой субстанции был смазан чем-то вроде машинного масла.

Окуляр, вид сверху

Корпус окуляра на первый взгляд кажется круглым, однако в действительности его форма ближе к треугольнику с сильно скруглёнными углами и выпуклыми сторонами. Благодаря такой форме окуляр можно положить на горизонтальную поверхность, не боясь, что он с неё скатится.

Окуляр и обе его крышечки

Сверху и снизу окуляр закрыт крышечками. Нижняя не представляет собой ничего интересного, обычный колпачок из полупрозрачного белого пластика, который довольно туго надевается на баррель. Несмотря на неказистый внешний вид, на других моих окулярах из этой линейки даже три года спустя они не разболтались и надеваются с ощутимым трением.

Вид на верхнюю крышечку окуляра

А вот верхняя крышечка, надеваемая на наглазник и защищающая глазную линзу, изготовлена из твёрдого пластика и отличается дизайнерскими изысками. Первое, что бросается в глаза — центральная вставка из прозрачного пластика, в глубине которой сияет восьмиконечная звезда логотипа Meade. Вторая немаловажная деталь — небольшое отверстие. Нужно оно для того, чтобы, если окуляр при наблюдениях сильно охладится и покроется росой, лишняя влага не оставалась на линзе, а могла испаряться через это отверстие. На новом окуляре верхняя крышечка сидит очень плотно, однако практика эксплуатации других окуляров этой серии показала, что через пару лет она держится на наглазнике уже не столь надёжно.

Баррель окуляра изготовлен из немагнитного серебристого металла, снаружи отполированного до зеркального блеска, а изнутри чуть шероховатого, с тёмно-серым покрытием. Баррель имеет защитную проточку прямоугольного профиля, предохраняющий окуляр от выпадания из фокусера при недостаточно затянутом фиксаторе. Выгравированная на барреле надпись «CHINA» рассеивает любые сомнения насчёт страны, в которой окуляр произведён.

Кроме того, внутри барреля нарезана стандартная резьба под светофильтры. Поскольку встречаются окуляры, у которых параметры резьбы на барреле не совпадают с параметрами резьбы на фильтрах, я взял 1.25-дюймовый фильтр Baader UHC-S с заведомо «правильной» резьбой и проверил, получится ли вкрутить его в окуляр. Фильтр легко и непринуждённо занял положенное место, и на резьбе держался, как влитой:

Окуляр с фильтром Baader UHC-S

На просвет линзы окуляра прозрачные, без посторонней окраски. Полевая линза — крупнее, чем у прочих окуляров линейки.

Окуляр на просвет

Нельзя не сказать пару слов о болт-кейсе, который магазин прилагает к окуляру в качестве бонуса. Он представляет собой обычный контейнер из матового пластика с шестигранным основанием, высота контейнера 89 миллиметров, внутренний диаметр — 67. Снизу и сверху в контейнер вложены мягкие вставки из пенополиэтилена. Обозреваемый окуляр умещается в контейнере с хорошим запасом по ширине,

Окуляр в открытом болт-кейсе

однако крышка контейнера завинчивается не до конца, упираясь в верх окуляра:

Окуляр в закрытом болт-кейсе

После столь подробного рассмотрения всех аспектов данного окуляра оставалось сделать лишь одно: попытаться вставить его в фокусер телескопа. С этим, разумеется, никаких сложностей не возникло:

Окуляр Meade Series 5000 UWA 14mm на своём месте

Первые тестовые наблюдения, проведённые мной, состоялись в светлое время суток. Нет, я не пытался наблюдать звёзды на дневном небе (хотя это вполне реально) — просто некоторые характеристики окуляра удобнее оценивать при наблюдении хорошо освещённых наземных объектов. В качестве тестового телескопа использовался апохроматический триплет 80/480 на ED-стекле FPL-53, строящий качественное изображение с минимальным хроматизмом.

С первого взгляда было очевидно, что при дневных наблюдениях наземных объектов окуляр работает просто отлично, чистота, яркость и «прозрачность» картинки сразу бросается в глаза. В цветовом плане изображение нейтральное, окуляр не вносит посторонних тонов и не изменяет цветовой баланс. Если очень внимательно разглядывать контрастные объекты на светлом фоне (тонкие ветви и сосновые иглы на фоне ясного неба), можно заметить тончайшую хроматическую кайму фиолетового цвета на крайней четверти поля зрения. При этом сам край поля зрения окуляра нерезкий, по его внутренней стороне хорошо видна сине-голубая кайма, так называемое «ледяное кольцо» (названное по аналогии с оранжевым «огненным кольцом», которым страдают Celestron’овские сверхширокоугольники).

Вынос зрачка комфортный, при наблюдениях глаз удалён от глазной линзы окуляра и даже при моргании ресницы не касаются оптики. Всё это самым благоприятным образом сказывается не только на удобстве использования, но и на чистоте глазной линзы окуляра. Дневные наблюдения, однако, выявили и один неприятный момент: окуляр чувствителен к положению зрачка наблюдателя. Если чрезмерно приблизить глаз к окуляру, возникает эффект «бобового виньетирования», то есть в поле зрения появляется чёрное пятно, формой напоминающее орех кешью. Однако, повторюсь, бобовое виньетирование проявляется только при дневных наблюдениях, а избавиться от него можно регулировкой высоты наглазника.

Резкость изображения в центре — отличная, по полю — очень хорошая, и лишь на крайней четверти поля наблюдается несущественное падение разрешения. А вот геометрия у окуляра хромает, чтобы заметить положительную («подушкообразную») дисторсию, не нужно прилагать никаких усилий к её поиску. Глядя на угол стоящего неподалёку многоквартирного дома, я заметил, что прямые линии начинают изгибаться уже на 50-процентном удалении от центра поля зрения.

Стоило лишь наступить ближайшей ясной ночи (а их этой зимой было удручающе мало), как я поспешил опробовать окуляр в настоящем деле. Однако самые первые наблюдения с его использованием я всё же посвятил не созерцанию небесных светил, а исследованию качества даваемого окуляром изображения. В первую очередь я установил его в ахромат 120/1000 со светосилой 8.3, поскольку телескопы с низкой светосилой, как правило, обладают более плоским полем.

Первое, что бросилось в глаза — изображение в окуляре хоть и хорошее, но далеко не столь идеальное, как в более короткофокусных окулярах этой серии. Внутри центральной половины поля зрения звёзды выглядели аккуратными яркими точками, однако на удалении 50% от центра становилось заметно, что едва заметные глазу кружки звёзд начинают вытягиваться в овалы, а на крайней четверти поля превращались в короткие штрихи, перпендикулярные направлению к центру поля зрения.

Посмотрев, как окуляр работает с «укороченным» рефрактором со светосилой 1:8.3, я перешёл к тестированию окуляра на светосильном апохроматическом рефракторе. Результат, в общем-то, получился вполне ожидаемый: отличная центральная треть поля зрения, следующая за ней периферическая — хорошая, и, наконец, вытянутые в штрихи звёзды на тех 30% поля, что прилегают к краю. Единственное, что изменилось — на краю поля зрения проявился ещё и небольшой дефокус из-за того, что объектив данного телескопа строит изображение не на плоскости, а на участке сферы. Разумеется, уровень искажений был несравним с валовыми Плёсслами или двадцатидолларовыми «народными» 66-градусниками, да и упоминавшийся ранее Baader Hyperion 13/68 по качеству картинки с треском проигрывал Meade’овскому сверхширокоугольнику. Но всё же надо признать: гармония Вселенной на краях поля зрения у этого окуляра нарушена.

Бобовое виньетирование, хроматизм и «ледяное кольцо» при ночных наблюдениях никак себя не проявили, однако я заметил, что ближе к краю поля зрения фон неба становится более светлым. Самым неприятным открытием, однако, стала неполная парафокальность данного окуляра с другими окулярами линейки Meade Series 5000 UWA. Идеально сфокусировав окуляр с фокусным расстоянием 5.5 миллиметров, я сменил его на обозреваемый и сразу же заметил, что фокусировка не идеальна, отчего звёзды выглядят не яркими контрастными точками, а окружены пушистыми ореолами. Сфокусировав 14-миллиметровый окуляр, я произвёл обратную замену, и обнаружил, что фокус опять сместился. Вывод был очевиден: для обозреваемого окуляра положение наилучшей фокусировки на несколько сотых долей миллиметра отличалось от такового же для остальных окуляров линейки. Конечно, можно списать проблему на то, что все три окуляра приобретались в разное время и наверняка выпущены в составе совершенно разных партий, и исправить ситуацию, надев на баррель окуляра тонкое юстировочное колечко, но факт остаётся фактом.

Закончив с оценкой качества картинки по полю, я погрузился собственно в наблюдения. Поскольку окуляр я получил зимой, первыми объектами, свет которых прошёл сквозь него, стали Плеяды, Большая Туманность Ориона и звёздное скопление М35 в Близнецах. Выбор объектов был продиктован их достаточно крупными угловыми размерами — наблюдать в сравнительно слабый окуляр разную мелочёвку было неинтересно.

Памятуя, что угловой размер Плеяд примерно в пять раз больше лунного диска, для их наблюдения я воспользовался 80-миллиметровым рефрактором, с которым окуляр давал поле зрения немногим меньше двух с половиной градусов. Это обширное звёздное скопление (в глубокой древности даже считавшееся отдельным созвездием) уместилось в поле зрения окуляра целиком, и даже с запасом. В центре сияли семь ярких небесных бриллиантов, окружённые россыпью из пары десятков мелких звёздочек, боковым зрением угадывались даже наиболее яркие клочки туманности, окружающей это скопление. Однако эстетическая сторона зрелища была, увы, не на высоте: в отличие от глубокого, угольно-чёрного осеннего неба, на котором даже самые слабые звёздочки выделяются своим сиянием, зимнее небо в Сибири подсвечивается отражённым от бескрайних заснеженных просторов светом — и оттого оно серое с отчётливым красноватым оттенком. Если на такое небо смотреть в светосильный телескоп с небольшим увеличением, в окуляре оно предстанет в виде довольно светлого фона, на котором звёзды выглядят совсем не столь эффектно, как в более подходящее время года.

Отдельно надо сказать о 82-градусном поле зрения: если смотреть в его центр, оно ощущается безграничным в самом прямом смысле слова. Конечно, эффект «широко распахнутого окна в космос» объясняется просто: глаз среднего человека воспринимает изображение в пределах угла приблизительно в 60 градусов дуги, а за его границами в лучшем случае, воспринимает лишь движение и общие контуры предметов. Поэтому, глядя в центр, малоконтрастные границы поля зрения наблюдатель просто не замечает. Конечно, если перевести взгляд с центра поля на периферию, станет видно, что хоть поле зрения и огромно, но границы у него всё же есть. Тем не менее, практическую ценность большого поля, позволяющего за раз обозреть много большую область неба, чем недорогие окуляры с полем 50-60 градусов, это не отменяет.

Однако даже зимой можно получать удовольствие от наблюдений. Секрет прост: меньше светосилы, больше увеличения — и фон неба тут же потемнеет. В моём случае это означало замену маленького светосильного апохромата на большой, но менее светосильный Celestron OMNI XLT 120. Однако для этой комбинации Плеяды были бы уже слишком крупным объектом, поэтому я направил телескоп на туманность М42, также известную как «Большая Туманность Ориона». Туманность и правда большая — даже если не принимать во внимание реальные размеры в три десятка световых лет, в поле зрения Meade Series 5000 UWA 14mm её «крылья» раскинулись более, чем на половину поля зрения, а в самих «крыльях» хорошо различалась неравномерность их структуры. При этом в центре туманности отчётливо видна «трапеция Ориона» — плотная группа из четырёх звёздочек разной яркости.

Третьим объектом стало красивое рассеянное звёздное скопление M35, расположенное в верхнем правом «углу» созвездия Близнецов. И это скопление оказалось наиболее благодарным объектом для данного окуляра: оно предстало передо мной в виде искрящегося десятками звёзд округлого пятна, на фоне которого выделялись четыре или пять более ярких звёзд.

Понемногу зима закончилась, пришла весна, сначала — календарная, после — астрономическая, а вслед за ними и настоящая. Снег понемногу начал таять, а небо — темнеть и покрываться весенними созвездиями. Сначала из-за горизонта неторопливо поднялся Геркулес, за ним — созвездия Лиры и Лебедя, ну а после них подошла очередь Стрелы и Лисички. Да-да, той самой Лисички, в которой расположена мною уже упоминавшаяся «Вешалка». Кому-то может показаться странным столь приземлённое название астеризма, но стоит лишь взглянуть на этот объект в небольшой телескоп или даже мощный бинокль, и сразу станет ясно, что удивляться тут нечему немедленно: своей формой этот астеризм действительно схож с самой обычной вешалкой из шкафа.

Космическая «вешалка»

Если же смотреть на неё в небольшой, но светосильный телескоп вроде моего рефрактора 80/480 через обозреваемый окуляр, эта самая «Вешалка» займёт примерно три четверти поля зрения, и вы сможете весьма подробно разглядеть и «перекладину», и выходящий из неё «крюк».

Разумеется, наблюдением одних лишь астеризмов и объектов «глубокого неба» я не ограничился. Опробовав обозреваемый окуляр в наблюдениях Луны, я обнаружил, что данный окуляр практически не даёт бликов и паразитных переотражений — никаких раздражающих ярких пятен, лучей и раздражающе летающих по всему полю зрения светлых «мух» я не увидел. Лишь при особо неудачном расположении лунного диска я замечал неяркий одиночный блик, вероятно, вызванный отражением света от роговицы глаза. Однако данный окуляр не очень подходил для Луны: даже при наблюдении в 120-миллиметровый телескоп главное ночное светило выглядело недостаточно внушительно.

Попытавшись наблюдать Юпитер в 80-миллиметровый телескоп, я быстро отказался от этой затеи: всё, что я увидел — небольшой овал с двумя тончайшими тёмными полосками. 120-миллиметровый телескоп выдал больше деталей, но ненамного. И это — на огромном Юпитере, видимый диаметр которого уступает лишь Венере, что уж говорить о прочих планетах. В общем, использовать данный окуляр для планетных наблюдений нецелесообразно, он для этого слишком длиннофокусный.

«Собери их всех!»

Теперь, когда я изложил всё, что имеет сколь-нибудь существенное значение, как о внешности окуляра, так и о его оптических свойствах, пришло время подвести итог всему вышесказанному. В общем и целом, я бы оценил этот окуляр достаточно высоко. Он, конечно, не столь хорош, как более короткофокусные окуляры этой линейки, но всё же обеспечивает достойное качество изображения на большей части поля зрения, причём лучше всего он показывает себя на телескопах со светосилой 1:8 и менее (т. е. классических рефракторах и катадиоптриках). Замечу также, что это один из самых дешёвых окуляров со сверхшироким (80 и более градусов) полем зрения. Поэтому, если вы уже владеете 1.25-дюймовыми окулярами из линейки Meade Series 5000 UWA, либо хотите получить огромное поле зрения за умеренные деньги и согласны мириться с неидеальным изображением по краю поля, обозреваемый окуляр будет неплохим приобретением.

Достоинства

  • Стильный дизайн и качественное механическое исполнение
  • Хорошая эргономика
  • Большое поле зрения
  • Почти полное отсутствие паразитных переотражений

Недостатки

  • Изображение по краю хуже, чем в центре
  • Мой экземпляр не вполне парафокален с другими 1.25" окулярами своей линейки

Планирую купить 0 Добавить в избранное +2 +2

(c) 2017 Источник материала

Рекламные ссылки